Ахматова стихи ты выдумал меня

Анна Ахматова "Ты выдумал меня. Темненко "Лирический герой и миф о поэте на материале ранней лирики Ахматовой Анна Ахматова: эпоха, судьба, творчество: Крымский Ахматовский научный сборник. Изучение творчества лирического поэта всегда предполагает повышенное внимание к биографии творца. Это является естественным следствием самой сущности лирического рода литературы, отчётливо определённой в своё время Гегелем. Преобладание в лирике личностного, субъективного, индивидуального над объективным, множественным, общим, в противоположность эпическому роду, порождает несходство и в восприятии авторского образа применительно к этим двум родам. Личность автора эпических творений редко становится объектом повышенного внимания, личность лирика начинает обрастать легендами иногда уже при его жизни, а после ахматова стихи ты выдумал меня мифологизируется почти неизбежно. Причина, видимо, в том, что лирический взгляд на мир, предполагающий установку на самовыражение, невозможен без противоположного полюса - установки на общечеловеческий смысл лирического переживания. Преодолению этого противоречия служат сгущение семантики лирического языка, актуализация восприятия лирических формул и форм, выработанных предшествующими культурными эпохами, а также представления о личности и биографии поэта, которые становятся важнейшим средством раскрытия авторского сознания. Лирический герой и лирический сюжет способствуют конкретизации образа лирического чувства, и, несмотря на условность этих явлений, они прочно соотносятся в сознании читателей с судьбой поэта. Это нередко приводит к возникновению образов, существующих не столько в литературных текстах, сколько рядом с ними, в окололитературной и читательской среде, образов, которые являются результатом взаимодействия творчества поэта и ответного сотворчества читателей. И для понимания причин, породивших эти образы, необходимо знание не только художественного языка, которым пользовался лирический поэт, но и культурной ситуации, формировавшей читательское восприятие. Массовое читательское сознание нередко подчиняется законам, гораздо более архаичным, нежели те, по которым строятся языки современных культур. Результатом становится мифологизация реальности, вступающая в противоречие с историей. При выявлении этого противоречия мы зачастую получаем не возврат к научно обоснованному знанию, а новые мифы, которые уводят от действительности ещё дальше. Это малоисследованное явление нуждается в анализе - не только для осмысления эстетических фантомов, но и для понимания порождающих их закономерностей. В этом отношении несомненный интерес представляет образ лирической героини стихотворений Анны Ахматовой и некоторые связанные с ним проблемы. Именно в русской поэзии начала 20 века это явление стало настолько заметным и актуальным, что и породило данный термин. Понятие "лирический герой" было впервые введено Тыняновым в статье 1921 года о творчестве Блока: "Блок - самая большая лирическая тема Блока. Эта тема притягивает как тема романа ещё новой, нерождённой или неосознанной формации. Об этом лирическом герое и говорят сейчас. В образ этот персонифицируют всё искусство Блока; когда говорят о его поэзии, почти всегда за поэзией невольно подставляют человеческое лицо - и все полюбили лицо, а не искусство". Обращает на себя внимание то обстоятельство, что Тынянов назвал не только ахматова стихи ты выдумал меня образы, но и женские, поскольку их характеристики были неотделимы от известных сюжетных структур: Офелия и Гамлет, Царевна и Рыцарь, Рыцарь и Дама, Князь и Девушка, Мать и Сын, Арлекин, и Коломбина, и Пьеро, Кармен, Командор… Рядом Тынянов определил присутствие ахматова стихи ты выдумал меня более психологически и нравственно очерченных лиц. Однако через все эти маски, несмотря на эти маски, читатель сумел узнать и полюбить ахматова стихи ты выдумал меня, личность поэта - или представление об его личности. Гинзбург более детально проанализировала это явление. Тот факт, что Блок использовал привычные поэтические образы, сыграл первостепенную роль: "Эти слова принадлежали необъятно большому и потому безличному единству романтического стиля. Лирические стереотипы романтизма сгустились в Миф о Настоящем Поэте. Ахматова вступила в литературу в то время, когда его слава была в зените. Известно, как много значила для неё поэзия Блока. После появившейся в 1916 г. В наше время значение творчества Блока для становления поэтического таланта Ахматовой не вызывает сомнений. Их связывает множество нитей. Некоторые из масок лирической героини Ахматовой вполне соотносимы с лирическими парами блоковской лирики - Офелия, беседующая с Гамлетом; инок и его недоступная возлюбленная - послушница, влюблённая в мирянина; девушка, возлюбленная князя или царевича. Здесь можно увидеть сознательное стремление к некоторой симметрии. Печаль непоправимой разъединённости любящих сближает темы Гамлета и Офелии у Блока и Ахматовой. Мотив строгого обуздания любовного волнения в равной мере закономерно вызывает в стихах обоих поэтов появление лирического персонажа, связанного обетом целомудрия: " Никто не скажет: я безумен. Однако восприятие читателями лирики Ахматовой строилось совсем не на принципе аналогий или параллелей с поэзией Блока. Наиболее выразительным доказательством этого может послужить различие в отношении к двум стихотворным фразам, вполне сводимым к общему смыслу. Эти стихи объединяет мотив самоосуждения, сознание неправедности и ощущение безысходности не только личной, но и общей ситуации. Однако строки Блока ни в малейшей мере не повлияли на отношение к его личности и лишь в 60-е годы 20 столетия мелькнули как один из аргументов в академической полемике о разнице между понятиями "лирический герой" и "лирический персонаж". О том же, какую роковую роль сыграла ахматовская строчка в её поэтической судьбе, когда была процитирована в докладе Жданова о журналах "Звезда" и "Ленинград", разъяснявшего на собрании партийного актива и на собрании писателей в Ленинграде основные положения постановления ЦК ВКП б от 14 августа 1946 года, известно всем. Это была на весь мир произнесённая оскорбительная характеристика, предназначенная для полного морального уничтожения женщины-поэта. И здесь уместно обратиться к водоразделу, который всё же пролегал между поэтическими мирами Блока и Ахматовой. Гинзбург образы вовсе не остались приметой только поэзии начала 19 века. Они присущи всей романтической лирике в целом, и в творчестве символистов проступают весьма выпукло. В лирике Блока они становятся составляющими хотя и ахматова стихи ты выдумал меня, но единого образа лирического героя. Демонизм романтического героя и лирического поэта - сам по себе явление амбивалентное, поскольку неотделим от страстной влюблённости в идеал и от мучительного сознания его недостижимости, влекущего за собою отталкивание не только от неправедного мира, но иногда от Мира и Бога вообще. С другой стороны, и образ поэта-жреца требовал не только праведности, но и готовности к восприятию роковых и ужасных тайн мироздания, что делало идею внутренней чистоты недостаточной и вело к той же амбивалентности образа. Поэтому блоковское " попиранье заветных святынь" становилось неотъемлемой функцией Великого Поэта - сакральным кощунством, а не вульгарным вандализмом. Диалектика единства и борьбы противоположностей священного и проклятого определяла тот сгусток представлений, из которых и складывался образ лирического героя романтической поэзии. Маски же играли условную и вспомогательную роль. Однако лирический персонаж женского рода в романтической или символистской поэтике, как правило, никогда не мыслился многомерно. Здесь торжествовал принцип бинарных оппозиций, поскольку возлюбленная поэта всегда была не субъектом, а объектом лирического переживания. Всё в мире романтического поэта конфликтно, контрастно, ахматова стихи ты выдумал меня к одному из противоположных полюсов. Дуальность духа и материи - структурообразующее начало. Поэтому и ей полагалось быть или Женой, Облачённой в Солнце, Прекрасной Дамой, Вечной Женственностью, или же носительницей тёмного, грешного начала. Это тоже вполне соответствовало дуализму романтического мироощущения, полярности его координат. Возлюбленная лирического поэта всегда мыслилась как представительница одного из несоединимых начал, но определение её принадлежности к той или иной стихии мог совершить только сам поэт. Иногда этот акт становился самостоятельным мотивом любовной лирики "Стихи о Прекрасной Даме" можно, в частности, рассматривать и в этом аспектеа иногда высшая природа поэта демоническая или жреческая? Впрочем, грандиозность устремлений лирического героя романтической и символистской поэзии прямо-таки взывала к появлению не менее грандиозной героини, причём масштаб фигуры мог стать более ахматова стихи ты выдумал меня, чем её принадлежность к тому или иному полюсу. Слова здесь и там выделены у Блока ахматова стихи ты выдумал меня. Они - символы романтического двоемирия, перед лицом которого поэт должен принять вызов хаоса и победить его музыкой. Героиня, которая своей причастностью к мировым тайнам равновелика лирическому герою, в конкретном мире оказывается всего лишь дамой полусвета в стихотворениях этого цикла яснее очерчена не столько цыганка, сколько играющая её актриса ; она отвергнута социумом, что даже не подлежит обсуждению. Поэтому и блоковская Незнакомка свободно совмещала в своём облике признаки недосягаемой мечты и обыкновения уличной женщины. Её реальная жизнь и реальные чувства, вне круга возбуждаемых ею страстей, просто не существуют для поэта. Это его отнюдь не смущает: ведь ТАМ она стоит над целым миром… Понятно, что означенная проблема не была явлением только литературного порядка. Биографы Блока располагают документальными свидетельствами того, как резко порою ахматова стихи ты выдумал меня против этого обстоятельства женщины, воспетые им высоко, но слишком отвлечённо - в частности, и Ахматова стихи ты выдумал меня, и Волохова. Однако живые женщины далеко не всегда испытывали от этого восторг и благодарность. Такой на свете нет. Однако эти решительные слова смогут появиться лишь в 1956 году, в позднем цикле "Шиповник цветёт". В начале же своего пути, в 1912, она выражалась мягче: " Я любимая, я твоя. Общее здесь - не только ахматова стихи ты выдумал меня расхожих поэтических штампов, но и отсутствие положительного определения. Подходящего образа не было в поэзии ни в начале столетия, ни в середине. Осмелимся высказать мнение, что этого определения для лирической героини Ахматовой не появилось и в конце ХХ века. Ни пример Блока, ни образец навсегда восхитившей Ахматову поэзии Иннокентия Анненского, ни иные образы не пригодились ей для решения специфической проблемы лирического героя - или, точнее, лирической героини. А ведь в сознании читающей публики таковой образ лирического героятогда ещё не названный, не ахматова стихи ты выдумал меня терминологической определённости, уже успел стать важным критерием восприятия поэзии. При отсутствии готового представления о лирической героине вопрос об её облике оказывался особенно актуальным: какая она? Ахматова даже написала в 1913 году стихотворение, долженствовавшее на этот вопрос ответить: На шее мелких чёток ряд, В широкой муфте руки прячу, Глаза рассеянно глядят И больше никогда не плачут. И ахматова стихи ты выдумал меня лицо бледней От лиловеющего ахматова стихи ты выдумал меня, Почти доходит до бровей Моя незавитая чёлка. И непохожа на полёт Походка медленная эта, Как будто под ногами плот, А не квадратики паркета. Были ли этим удовлетворены читательские ожидания? Кроме нескольких внешних портретных черт, соответствовавших действительности, а также деталей, отражавших скорее приметы моды, чем индивидуальный характер, здесь - лишь традиционные мотивы любовного томления и разочарования в жизни. Ахматова стихи ты выдумал меня ни странно, несмотря на это, поэзия Ахматовой казалась многим современникам невероятно откровенной, воспринималась как дневник или письмо, как сообщение о реально произошедших событиях: ведь "вещность" бытовых и конкретность психологических деталей создавали иллюзию полной достоверности описываемого. Здесь особенности новаторского стиля акмеизма срабатывали безотказно. Однако образ лирической героини оставался мало определенным. У Ахматовой в ранних сборниках циклизации практически не было редкие объединения стихотворений по 2 или по 3 продиктованы различными мотивами и не сравнимы с блоковскими циклами. Любопытно, что, судя по мемуарным свидетельствам, ближайшее окружение всячески побуждало её к созданию циклов, ахматова стихи ты выдумал меня весьма долго эти усилия оставались безрезультатными. Каждое стихотворение ранней Ахматовой представляло замкнутое целое и не нуждалось в продолжении. Речь велась от лица персонажей самого разнообразного характера: маркизы, цыганки, Сандрильоны, русалки, пастушки, монашки, нищей бродяжки, юной невесты-барышни или ревнивой подруги, Офелии, представительницы литературной богемы, простой женщины, избитой ревнивым мужем, или же кроткой любящей матери… Всё это - лирические персонажи, зачастую поэтические маски, выработанные достаточно почтенными и весьма разнообразными литературными традициями, иногда восходящими к фольклору. Маски были вполне условными - их было немало, пожалуй, даже больше, ахматова стихи ты выдумал меня в стихах Блока. Однако эффект восприятия ахматовских масок был заметно иным - несмотря на количество нитей, связывавших творчество этих поэтов. И здесь необходимо отметить ещё один фактор, влиявший на их восприятие - фактор ахматова стихи ты выдумал меня ценностей и представлений. Однако, с другой стороны, катастрофически отсутствовали культурные модели, на которые можно было бы опереться в решении этой задачи. Всё, что предлагала литературная традиция, относилось или к давнопрошедшим эпохам фольклорные образцы, слишком далёкие от современного сознания или ахматова стихи ты выдумал меня отмечено вышеупомянутой особенностью: женщина могла выступать только как объект лирического чувства, расцениваемый в координатах маскулинной культуры. Отмеченный выше принцип бинарных оппозиций в обрисовке женского образа, столь характерный для романтической и символистской поэзии, уходит корнями в далёкое прошлое. С одной стороны, это вообще один из наиболее древних структурных типов представлений о мире, возникший, как явствует из трудов Леви-Стросса, ещё в первобытном обществе, а с другой, - по отношению к женщине, - он образовал модель, которая господствует в христианской культуре на протяжении уже двух тысяч лет. Как раз в 1914 году Бердяев цитировал католического мистика конца XIX в. Согласимся, что это вполне соответствует ролевому репертуару женских персонажей в романтической и символистской лирике.



COPYRIGHT © 2010-2016 holidayinn-hotel.ru